воскресенье, 9 мая 2010 г.

Этика и общественное переустройство

Этика и общественное переустройство

 

Вынужден сразу оговорится, что, высказываю свое глубоко личное мнение. Я, скорее всего, не могу считаться выразителем точки зрения классического анархизма в некоторых моментах. Вполне допускаю, что и многие анархисты не согласятся со всем мною сказанным. И это естественно, так как по моему глубокому убеждению, человек называющий себя анархистом должен быть максимально критичным ко всему, в том числе и к самим проектам и теориям анархизма.

 

Сразу также оговорюсь, что я очень рад, что мы можем видеть зачатки дискуссии между марксизмом и анархизмом. Считаю, что корректная обоюдная теоретическая критика даст много плюсов растущему левому движению в Украине, а может и зарубежом (чем черт не шутит!).(Тов. Кава)

 

 

 

 

Действительно, круг вопросов в полемике должен быть более конкретным, чем критика анархизма/марксизма в целом со всеми нюансами. Анархизмом привыкли называть анархо-коммунизм, анархо-капитализм, анархо-коллективизм, постанархизм,  автономизм, анархо-примитивизм и еще много таких же теоретических «измов». Впрочем, такое же замечание можно сделать и в сторону критиков марксизма. Марксизм (особенно со второй половины ХХго века) настолько разнообразен, что в наше время сказать «марксист», значит - почти ничего не сказать: сталинисты, троцкисты, всевозможные версии социал-демократов, франкфуртская школа и.т.д.. А какое разнообразие теоретиков марксизма со своими мыслями и идеями мы знаем: Плеханов и Каутский, Лукач и Беньямин, Грамши и Маркузе, Адорно и Сартр, Джеймисон и Андерсон, Аригги и Иглтон и.т.д., и.т.д. Рассматривать всех их скопом было бы просто методологически глупо.*

 

Не стоит разбираться нам и в том, кто же настоящий анархист или марксист. Этот спор точно ни к чему не приведет. Но стоит ограничить критику конкретными течениями анархистской и марксисткой мысли. Кроме того, дискуссию стоит строить вокруг базисных принципов анархизма и марксизма, без которых они не являются сами собой, а также вокруг очевидных (хоть и тут все не однозначно, так как в некоторых моментах течения давно переплелись) различий двух версий левой традиции (например, участие в борьбе за власть и этики).

 

Этика и мораль в левых течениях

 

Этика занимает важное место в анархизме (сейчас и далее имеется ввиду анархо-коммунизм). Ей уделяли много внимания анархистские теоретики, и, пожалуй, никакого анархизма без неких базовых общих нравственных начал не было бы. Возможно, именно отсюда следуют некоторые различия двух основных течений левого движения.

 

Тут важно заметить, что анархисты не пытаются силой навязать кому-то свои убеждения или этические принципы. Как говорил П. Кропоткин: «Провозглашая наш анархический нравственный принцип равенства, мы тем самым отказываемся присваивать себе право, на которое всегда претендовали проповедники нравственности, - право ломать человеческую природу во имя какого бы то ни было нравственного идеала. Мы ни за кем не признаем этого права; мы не хотим его и для себя» («Нравственные начала анархизма»).

 

У анархистов скорее идет речь о том, что бы «вместе с» народом, в его рядах добывать свободу, а не идти в авангарде. В таких условиях естественным становится, что анархисты вместе со своими ценностями, являясь частью этого общества, являются и фактором детерминации его будущего. Таким образом, как мне кажется, следует мыслить анархическое изменение общества на основании этических начал.

 

 

В данном вопросе важно отметить, что анархисты, часто перенимая наработки марксистов и самого Маркса, тем не менее, не склонны все сводить к «экономическому детерминизму» (как и сам Маркс?), признавая общественные процессы еще более сложными, чем это казалось в конце ХІХго века. Среди прочих, одним из факторов детерминации мы также признаем и этические ценности.

 

Мы утверждаем, что этическая составляющая основывается не только на экономических отношениях, но и на некой базисной природе живых существ. Как показал П. Кропоткин в своей работе «Взаимопомощь как фактор эволюции», а со временем и подтвердили многие биологи, живым существам присущи некоторые качества кроме «борьбы за существование», которые помогают им выживать. Так, среди этих качеств мы находим основания для человеческой этики: понятий о солидарности, взаимопомощи, справедливости, равенства, добре и зле. Антропологи, в свою очередь, подтвердили, что у первобытных племен в разных уголках света существуют весьма похожие базисные этические ценности с «цивилизованными» обществами.

 

Тот отход от детерминированных природой ценностей, та «мораль», которую навязывает нам капиталистическое общество, свидетельствуют только о том, что капитализм глубоко враждебен природе человека. Выбор, который перед нами ставит современная экономическо-социальная система (быть «успешным», получать достаточно материальных ресурсов и идти против своего существа или же быть честным с собой, вести нормальный психологически образ жизни и жить в бедности), вреден для нашего существа, деформируя его и привнося массу неврозов в жизнь человека**.

 

 

В свою очередь, действительно, Маркс вместе с Энгельсом активно критиковали мораль. Так, например, в «Немецкой идеологии» авторы даже говорят, что «коммунисты не проповедуют никакой морали». Впрочем, в данном случае интересны комментарии А. Гусейнова  («Марксизм и этика»):

 

«Совпадает ли действительный (непроговоренный) моральный пафос марксистского учения с его сознательно выраженным отношением к морали и этике? Не страдает ли в скрытой форме сам марксизм столь ненавистным ему недугом морализирования? Насколько марксистскими по существу, по объективному теоретическому содержанию являются создававшиеся в рамках формальной марксистской традиции концепции морали (К.Каутского, Д.Лукача, О.Г.Дробницкого и др.)?

 

Последователи Маркса, начиная с первого поколения (П.Лафарг, А.Бебель, и др., в какой-то степени даже поздний Энгельс), не говоря уже о последующих (Э.Бернштейн, К.Каутский, Г.В.Плеханов, А.Ф.Шишкин и др.) пытались смягчить, перетолковать шокирующий этический нигилизм учителя (мол, имелась в виду не вообще мораль, а мораль господствующих классов, резкость формулировок определялась полемическими соображениями и т.п.).» 

 

Так отвергает ли марксизм все морально-этические основы для переустройства мира? Или все же «позиция.. . психологически соответствовала бунтарской, революционной натуре Маркса и он формулирует ее с необычайной энергией – не только как философскую истину, но и как личное убеждение»? Возможно, стоит внести некую точность по подобной схеме ?

 

Но, впрочем, попробуем исходить из «аморальности» марксизма. Чуть ниже попытаемся рассмотреть подобный подход к общественным отношениям и их трансформации.

 

Лес рубят – щепки летят

 

Любят многие покритиковать марксизм за Сталина, любят и вспомнить выражение «лес рубят – щепки летят». Конечно, я далек от подобной якобы «критики» марксизма и уж точно не вижу каждого марксиста кровавым убийцей, желающим высосать кровь у ваших детей. Но, иногда, сами марксисты заставляют реанимировать в памяти эту поговорку о не самых «веселых» временах.

 

А как еще воспринимать тезис о том, что общественные перемены должны быть целиком и полностью лишены всякого морального начала? Если все заранее запрограммировано социально-экономическими отношениями, то, как же быть с третьим тезисом о Файербахе? «Материалистическое учение о том, что люди суть продукты обстоятельств и воспитания, что, следовательно, изменившиеся люди суть продукты иных обстоятельств и изменённого воспитания, — это учение забывает, что обстоятельства изменяются именно людьми и что воспитатель сам должен быть воспитан. (Карл Маркс(» И не скатываемся ли мы тогда в меньшевизм?

 

Как говаривал Троцкий в работе «Их мораль и наша»: «вопросы революционной морали сливаются с вопросами революционной стратегии и тактики». Другими словами, то, что, дескать, выгодно революции то и морально. Например, если с точки зрения революционной тактики будет выгодно начать ядерную войну (как предлагал один небезызвестный китайский политический деятель) и убить миллионы – это ничего. Главное, что это должно помочь революции.

 

Тут, конечно, можно спросить, а кто определяет эту самую революционную стратегию и тактику? А могут ли они ошибаться? И если могут, то не слишком ли высокой будет цена такого эксперимента?

 

Маловероятно, что может существовать абсолютно верная теория. При всем уважении к марксизму, он не является истиной в последней инстанции. Ну, хотя бы потому, что абсолютов не существует, а значит и абсолютно верного учения, стратегии или тактики - нет.

 

Утверждение Троцкого с одной стороны, конечно, отдает силой. Нам могут сказать, что тот, кто излишне «морализирует» в сложные времена общественных перемен всегда проигрывает. Но так кажется лишь на первый взгляд.

 

Тотализация и «этический нигилизм»

 

Ж.П. Сартр в своей работе «Проблемы метода» говорил: «Достигнутый результат, даже если он и соответствует поставленной цели, оказывается в корне отличным от того,  чем он представляется в локальном масштабе, когда его включают в тотализирующее движение…  заключая по отдельности мирные соглашения, крестьяне той или иной провинции добивались своего; но они ослабляли свой класс, и его поражение оборачивалось против них тогда, когда земельные собственники, убедившись в своей силе, отрекались от данных ими обещаний».

 

Так, прекрасный марксистский философ обозначил понятие «тотализации», значение которого, как мне кажется, еще предстоит понять философской мысли. Мы действительно смотрим часто только на шаг вперед. Такое весьма одномерное мышление может приводить к катастрофическим результатам. То, что кажется нам выгодным в ближайшей перспективе, может иметь совершенно негативные последствия, если рассмотреть вопрос под «другим углом».

 

Немного примитивный пример. Все знают историю сдачи Москвы Наполеону. Если посмотреть на этот факт «локально», не «тотализируя», то оценка такого события будет весьма однозначной. Но если взглянуть на эти события с точки зрения будущих результатов, то окажется, что в конечном итоге это играло важную роль в победе русских над войсками Наполеона. Выражение «проигрыш в битве – победа в войне», - как нельзя просто дает понять, что же имеется ввиду под «тотализацией».

 

Но вернемся к вопросу об этике в переустройстве общества. В данном случае хотелось бы поговорить о нашем не столь отдаленном прошлом – СССР. Анализ этого исторического периода может быть очень даже полезен.

 

Поставим, пожалуй, один из самых популярных вопросов: почему развалился Советский Союз? Смею утверждать, что одной (и не самой последней) из причин стало практическое воплощение постулатов Троцкого: оправдание любой «тактической необходимости» как «моральной». Это, в конечном итоге, подкосило внутреннюю и внешнюю легитимность «рабочего» государства.

 

Приведем один пример. Все знают 1956 год по Венгерскому восстанию. Но чуть раньше, 28 июня этого же года, в Познани на заводе имени Сталина (сейчас – им. Цегельского) начались волнения. Рабочие требовали улучшения условий труда. Их протест был подавлен. В конфликте погибло, по разным данным, от 57 до 78 человек, среди них, тринадцатилетний мальчик - Ромек Стшалковский. Как утверждают некоторые, именно эти события в значительной степени вдохновили молодых венгров, которые начали венгерскую революцию.

 

23 Октября 1956 года начинаются венгерские события. Восстание также подавляется силой. Затем история повторяется и с Чехословакией, в которую также вводятся войска.

 

Властью СССР дается указание «зорко стоять на страже интересов нашего социалистического государства, быть бдительным к проискам враждебных элементов и, в соответствии с законами Советской власти, своевременно пресекать преступные действия». Прямым следствием этого письма стало значительное увеличение в 1957 г. числа осужденных за "контрреволюционные преступления" (2 948 человек, что в 4 раза больше, чем в 1956 г.). Студенты за критические высказывания исключались из институтов. (Рудольф Пихоя. Политические итоги 1956 года)

 

Таким образом, было принято наиболее простое решение. Конкретные, «локальные» проблемы были решены. Но в тоже время, в глобальном масштабе, эти события, а также сталинские репрессии привели фактически к «началу конца» Советской эпохи.

 

Так, мы знаем, что любая власть, в том числе и государственная, не держится лишь на основании силы. Она требует легитимности. Последняя, во многом, основывается на этических ценностях населения. Описанные события (а также многие другие) не оставили больше «оправданий» для существования  «советской» власти. Эта власть стала окончательно чужой для большинства населения, которое вопреки Троцкому не желало признавать «моральным» любое необходимое тактически или стратегически для  «революции» действие. Мы констатируем недальновидность, как руководства СССР, так и теоретиков «рабочего» государства. Когда Хрущев говорил: «Если мы уйдем из Венгрии, это подбодрит американцев, англичан и французов империалистов. Они поймут как нашу слабость и будут наступать», он всего лишь не включал свои решения в «тотализирующее движение», видел только «локальную» перспективу.***

 

Этическое значит рациональное

 

Когда мы говорим о животном мире, мы вынуждены признать в нем как факты взаимной борьбы, так и элементы взаимной помощи. Но важно не только констатировать явление, но и выяснить причины подобного положения вещей. Так, мы можем отметить, что взаимная борьба воспроизводится во многом ограниченностью (а значит и потенциальной нехваткой) ресурсов. Животные вынуждены конкурировать между собой ради выживания.

 

Как верно указывают марксисты, отличие человека от животного заключается в том, что homo sapiens не только приспосабливается к окружающим условиям, но и изменяет их. Логичен вопрос, а может ли человек изменить условия так, что бы ограниченные ресурсы для его существования не провоцировали конкуренции между людьми (Людьми и животными?).

 

Человечество давно достигло того уровня технического развития, что могло бы удовлетворять все основные потребности населения земли. Почему же этого не происходит? Дело в том, что рыночная система продолжает воспроизводить отношения конкуренции, она нуждается в нехватке ресурсов, безработице, бедности и.т.д.

 

Безработица и бедность обеспечивают дешевую рабочую силу, нехватка ресурсов (часто искусственная) – высокие цены, а значит и прибыль. Войны обеспечивают рыночной системе «выхлоп»: капитал финансирует сначала вооружение сторон, а потом и «восстановление» разрушенного.

 

Ярким примером иррациональности системы является голод. Дело в том, что ресурсов для пропитания населения земли на данный момент более чем достаточно. Кроме того, спрос на пищевые продукты существует и не малый. Почему же выходит так, что «четверть земли страдает от проблем с ожирением, а половина от недоедания»?

 

Все дело в том, что рыночные отношения ориентируются не на спрос как таковой. Они ориентируются на «платежеспособный спрос». Последний и не могут обеспечить те, кто вынуждены быть «бедными» в этой системе.

 

Капиталисту вообще часто выгоднее уничтожить продукцию, чем отдать ее нуждающимся.

 

Так в чем же проблема? Дело в том, что бы изменить общественную формацию. Мы должны использовать наши технологии, нашу индустрию для разумного удовлетворения потребностей каждого человека. Без «кризисов перепроизводства» и постоянного самоубийственного экономического роста «в никуда». Другими словами, настало время «устойчивого развития».

 

Такие этические принципы, как свобода и равенство людей обеспечиваются ориентацией на потребности каждого. Отсутствие конкуренции заменяется намного более выгодной всем - солидарностью и взаимопомощью.

 

Большинство преступлений совершается по материальным причинам, алкоголизм, наркомания и психологические расстройства воспроизводятся отчужденностью, множество заболеваний происходит из-за экологической ситуации, а последняя ухудшается как результат ориентации общества на прибыль и.т.д.      

 

Преодоление страданий людей и уничтожения планеты и есть в обобщении высшая моральная ценность.

 

Построение более рационального общества и есть воплощение этических принципов. Между ними стоит знак равенства. Наиболее рациональным поведением будет поведение направленное на солидарность и взаимопомощь, а наилучшей этикой тотализирующая рациональность.****

 

 

 _________________________________________________________________________

 

* К такого рода «критике» часто прибегают либеральные публицисты. Смешать все в кучу, навешать ярлыки репрессий и сталинизма – это обычный метод идеологической борьбы с марксизмом. Схожие методы используются и против анархизма: воспроизводятся образы хаоса, молодежи в черных масках, а само движение максимально маргинализируется под ярлыками «утопистов».

 

** В частности, результатом такой деформации есть фашизм и нацизм (Фромм)

 

*** Анализ конфликта в Интернационале с помощью понятия тотализации также очень удобен. Маркс, пытаясь добиться своего, «правильного» курса, в тоже время в действительности копал могилу этому рабочему объединению. Таким образом, мы видим зачатки не тотализирующего мышления также и у основоположников марксизма. 

 

**** Если хотите, назовем это анархистским утилитаризмом ХХІго века.

 

http://livasprava.info/content/view/1997/1/

Комментариев нет:

Отправить комментарий