пятница, 19 февраля 2010 г.

40 лет «фашизму с человеческим лицом». Валькирия свое отлетала

Тихо и незаметно отметили французские новые правые 40-летие своего движения. Их популярность пережила свой пик еще в прошлом веке. В 90-х подобное событие не осталось не замеченным в прессе и политических кругах. Прежде всего, в постсоветских республиках, где к подобным идеям в то время испытывали несколько нездоровый интерес. Влияние Алена де Бенуа (главный идеолог новых правых) испытывали раскрученные политики и культовые субкультурщики, например, Корчинский и Курёхин.

Теперь интерес к новым правым в бывшем СССР практически исчез или носит фрагментарный характер. Празднование круглой даты прошло без особого шума. Оно ограничилось лекциями Бенуа в Питере, где он презентовал свою книгу на русском. На родине новых правых, во Франции все было еще скромнее: Группа Исследования и Изучения и Европейской Цивилизации (GRECE) – штаб направления, не удосужилась даже как-то отреагировать на круглую дату. Между тем 10 лет назад, когда Группа праздновала 30-летие, членами GRECE был выпущен специальный манифест «Новые правые. Год 2000».



Все началось в мае 68-ого. В то время, когда абсолютное большинство студентов возводили в Латинском квартале баррикады, нашлась небольшая кучка фриков, которые предпочли участию в революции, издательскую рутину. В итоге на свет появился журнал Nouvelle École – продукт труда нескольких активистов молодёжных правых организаций – Федерация Студентов Националистов и Акция Европа. Год спустя на базе редакции Nouvelle École появилась аналитическая группа - уже упомянутая GRECE. Именно это событие считается официальной датой рождения движения.

Гресисты задались задачей помочь правым достойно отрефлексировать на феномен 68-го года, модифицируя одновременно все правое движение. На тот момент правый лагерь, в том числе во Франции, представлял унылую картину: вишисты, последователи католической монархистской Action française, противники деколонизации, золотая молодежь. Впрочем, идейным кризисом в 60-ые были охвачены даже крупные консервативные партии. Историки пишут о том, что своим рождением Новые правые весьма обязаны неспособностью либеральных и консервативных философов предложить привлекательную альтернативу в противовес левым теориям.

Ничего сверхоригинального в результате своих мозговых штурмов GRECE не придумала. Участники Группы взяли метаполитические идеи итальянского коммуниста и антифашиста Грамши о влиянии культуры и общественного дискурса на политические институты (т.н. теория гегемонии) и модифицировали их под актуальные задачи правой. Одновременно, дистанцируясь от французской националистической традиции, дискредитированной сотрудничеством с гитлеровцами, GRECE сделала ставку на паневропейскую идею в трактовке философов-традиционалистов Рене Генона и Юлиса Еволы. Так же они пытались выделить из социализма не интернационалистскую составляющую.

Таким образом, цель новых правых в двух словах заключалось в том, что бы посредством кропотливой культурной деятельности навязывать для начала правым партиям истеблишмента, а затем всему обществу ценности некой европейской цивилизации дохристианского разлива т.н. Традиции. Визуально это идеальное общество на страницах журналов Новых Правых изображается как декорация к операм Вагнера.
Политический переворот, который последует за установлением монополии на политическую дискуссию, по мнению отцов основателей GRECE будет делом техники

Первая декада существования GRECE выдалась очень сумбурной. С одной стороны они продолжили работать с ведущими французскими группировками ультраправых – Республиканский Альянс за Свободу и Прогресса, Запад, Новый Порядок. В то же время завязали контакты с голлистами и либералами. Так, в 1974-ом некоторые гресисты участвовали в избирательной президентской кампании либерала Жискара д`Эстена. Крупным успехом для гресистов можно считать захват изнутри Клуба de l'Horloge. Клуб – был придумана либералами и голлистами в 1974-ом как ассоциация неких закрытых дискуссионных и образовательных центров технократов и бюрократов правых взглядов. К концу 70-ых Клуб четко идентифицировал с себя с GRECE.

Но все это было не очень заметно и значимо. Прорывом для новых правых можно считать 1978-ой год, когда 22 июня в либеральной газете Le Monde появилась статья, посвящённая Группе. Лейтмотив публикации – вот есть у нас и такие забавные экспонаты на правом фланге. Ведущее французское правое издание Le Figaro подхватило тему и начало активно популиризировать GRECE в среде сторонников консервативных идей. В новых правых некоторые распознали зарю интеллектуального ренессанса правого движения. Несколько французских министров в это время публично симпатизировали GRECE. Участники Группы получили весомые посты в правых медиа. Национальный Фронт Ле Пена, который в середине 80-ых получает пропуск в большую политику, также был не прочь позаигрывать с Новыми Правыми. В Германии, Италии, Испании, Великобритании возникают группы последователей Бенуа, копирующие тактику GRECE.

Но уже к концу 80-ых гресисты вернулись туда - откуда пришли: маленькой секте интеллектуалов. Почему французские Новые Правые не смогли выйти за рамки гетто? Историки называют ряд причин.

- гресисты рассматривали себя как последовательные конкуренты новых левых. В начале 80-ых начался исход многих лидеров 68-го. Знаковые фигуры примкнули к весьма умеренной миттерановской Соцпартии (Р. Дебре, Б.Кушнер и т.д.). Новые правые боялись подобного поглощения со стороны крупных политических структур.

- руководство Новых правых упорно сопротивлялась попыткам организационной реформы, отдавая предпочтение формату интеллектуальных тусовок. Тексты Группы крайне заумные и очень сложны для массовой политической пропаганды.

- отношение к исламу. Начиная с 80-ых, исламская проблематика, связанная с темой эмиграции, стала основной «фишкой» правых радикалов. Новые Правые между тем долгое время культивировали ислам как последнюю религию, связанную с Традицией. Клаудио Мутти – лидер итальянских Новых Правых, также кстати мусульманин, писал, что ислам - последняя религия, связанная с дохристианской индо – европейской традицией».

- тема СССР. Призывы следовать европейской традиции логически означали критику американского империализма, неприятие логики капитализма и отсюда подспудные симпатии к СССР. В разгар холодной войны и связанной с ней антисоветской истерикой на Западе такой взгляд противоречил мировоззрению представителей правого электората.

- как интеллектуальный фасад правого движения новые правые не состоялись в силу начала консервативно – либеральной волны 80-90-ых. Все фешенебельные правые партии начинают носиться в это время с фукиямовскими идеями насчет «конца истории». Отсюда последовало ослаблению интереса к идеям традиционалистов. Так в Великобритании в это время почила группа новых правых внутри молодежки тори.

- наконец в теориях новых правых присутствует элемент религиозного сектантства. Наверное, в той же Франции найдется очень мало правых избирателей, желающих бороться с католицизмом и записываться в неоязыческие секты. А это одна из составляющих программы новых правых.

Имели место попытки создать более съедобный для правого избирателя вариант Новой Правой. Пьер Виаль (Pierre Vial) – один из пионеров GRECE еще в середине 80-ых разругался вдрызг с Бенуа из-за нежелания последнего реформировать движение. Виаль оставил Группу и подался Национальный Фронт. Но его попытки охмурить лепеновцев догмами «паневропеизма» результата не принесли. Национальный Фронт как был, так и остается обывательской партией расистов и главной партией противников европейской интеграции. Сам Виаль очень быстро погрузился во внутрипартийные склоки, интриговал против Ле Пена, был одним застрельщиков партийного из раскола, затем вернулся во Фронт….

Проект «новые правые» как комплексная перезагрузка идеологии современной правой не состоялся. Но некие новые элементы в правое движение они привнесли. Именно благодаря Бенуа и кампании сегодняшние правые активно заигрывают с левой эстетикой, терминологией. Тот же национал-автономизм, как попытка замаскировать анархистской, левацкой атрибутикой и риторикой бананальные расизм и антисемитизм был бы невозможен без усилий правых интеллектуалов. Впрочем, и тут можно говорить об их поражении. Наци-автономы являются глубоко маргинальным молодежным движением, которое никогда не сможет добиться «культурной гегемонии». Субкультурой, что является шагом назад в организации, даже по сравнению с предшествовавшими им маломощными партийными структурами неонацистов. Тут идеологическая и стилистическая победа новых правых означает политическую капитуляцию неонацистов.

Возможно, именно в том, чтобы придать правым партиям немного привлекательности в глазах молодежи и заключался 40 лет назад смысл заказа на проект новые правые. Иногда стоит бояться исполнения собственных желаний.




Текст написан для сайтов “Политком” и “Ліва Справа”

http://politcom.org.ua/

http://livasprava.info/


Комментариев нет:

Отправить комментарий