вторник, 21 сентября 2010 г.

В статье французских анархистов «Наша идентичность - человечество, наша нация - пролетариат» содержится не только хорошая критика патриотизма. В ней указывается на весьма актуальные тенденции европейской и французской политики. Впрочем, без краткого объяснения контекста, сама статья не вполне понятна читателю из восточной Европы и не достигает поставленной цели. Исправим это досадное упущение. Есть повод.


История с высылкой ромов из страны члена евросоюза в страну член Евросоюза уже вызвала истошный одобрительный вой «авторитарных «левых»» (отъявленных российских «державных» националистов ) и их ультраправых (борцов за «белую расу») братьев по разуму. Так что стоило бы внести ясность. Реакционеры заняли позицию поддержки буржуазного патриотического правительства в его борьбе не только против «грязных иностранцев», но и против трудящихся классов Франции.


Правящая партия теряет популярность. Правые продули муниципальные выборы весной . Нужно спасть ситуацию. Забрать голоса у левых сложно. Социалистические политики, перебежавшие в свое время к Сарко уже не помогут. На их калоритных фигурах мы остановимся позже. Нужно забирать голоса у правых. Поэтому либеральное правительство просто устраивает большую кампанию, которая должна помочь ему использовать ксенофобию для мобилизации избирателей и отвлечь французов от коррупционных скандалов и наступления на права трудящихся . Кроме того разговоры о культурной идентичности и французскости всегда полезны для государства. Патриотизм всегда в моде у буржуазии и бюрократии, а немного старой доброй ксенофобии только придают этому блюду остроту.


В статье упоминается Эрик Бессон, министр по делам иммиграции, интеграции и национальной идентичности Франции. Этот человек является автором идеи про запрет паранджи и высылке людей, которые «угрожают порядку» или «не демонстрируют свое стремление к интеграции» во французское общество. В прошлом году его ведомство депортировало 29 тысяч иностранцев, что на две тысячи больше чем план утвержденный президентом Саркози. Стахановец, прям, какой-то. Впрочем, расизм господина Бессона не носит биологический характер. Он не распространяется на молодых мусульманок из «хороших семей». Так совсем недавно министр развелся со своей 49-тилетней женой-францужанкой и сошелся с 24хлетней родственницей первого президента Туниса. Избранница чиновника и юная аристократка Ясмин Торджман кровно связана с влиятельным тунисским кланом Бенн Аммар. Видно, что интеграция сильных, успешных и влиятельных в Европе и мире идет успешно. Бедным христианам, мусульманам, французам, немцам, славянам, арабам, китайцам и туркам они предоставляют возможность и далее ненавидеть друг друга по национальному признаку.


Эрик Бессон принадлежит к одной из групп бывших левых, которые «вышли из поезда «Социализм» на станции «Родина»», как говорили ультраправые в 20-30х. Чем-то его судьба напоминает «лавалевскую», но вряд ли закончится так же плохо. Пьер Лаваль, упоминающийся в этой же статье, был министром сотрудничавшего с гитлеровцами «правительства Виши» маршала Петена. Медиа-магнат, бывший министр иностранных дел, бывший премьер. Член соцпартии с 1903 года. В 1940 году организовывает коллаборационистский переворот в результате, которого Франция становится союзником Германии. Обвинялся в депортации 750 тысяч французов на работу в фашистскую Германию. В 1945 году повешен. Пока что это господину Бессону не грозит, но движется он к правому флангу французской политики с удивительной скоростью. Скорый поезд, а не карьерный бюрократ. Быстро идет.


Господин Бессон возглавляет сателлитарную Саркози «левую» Прогрессивную партию. Кроме господина Бессона в правительстве представлен другой видный левый, бывший социалист Бернар Кушнер. Этот выдающийся французский патриот изобрел термин «гуманитарная интервенция». В прошлом он успел посостоять в коммунистической и соцпартиях. Если из ФКП он был исключен за идеализм, то уже в зрелом возрасте он поменял партбилет на министерский пост у Саркози. Собственно, предательством политических ценностей его молодости можно было и считать вступление в партию Миттерана. Кроме изобретения новых терминов в дипломатии и любви к смене партийной принадлежности этот достойный государственный муж обвинялся в аферах в Африке и фактическому попустительству торговле органами правительством автономного Косово.


Все эти люди представляют традицию республиканизма, светского радикализма, гражданского общества и прав человека. Именем этих ценностей во Франции и проводятся расистская политика. То есть то что правые гневно называют «либерастией». Восхищенные депортацией ультраправые и «авторитарные левые» (настоящие правые, прикрывающие политический срам то красным флагом, то георгиевской ленточкой) Восточной Европы приняли логику поддержки буржуазного правительства против угнетенных классов. Правительства близкого не идеологически, а классово.


Облик этих людей приблизительно одинаков. Они любят усатых массовых убийц. Обожают военную технику, милитаризм, полицейщину. Ненавидят свободу и любую неподконтрольную им активность. Педерасты, цыгане, анархисты, «левые либералы» им отвратительны. Есть и различия. Фофудьеносцы обожают политическую нацию, гитлерофилы без ума от этнической. Есть опасение, что советских патриотов может смутить заявление Кастро по ромам. Им ведь нравится, как и части юных наци, этот бородач с Карибщины. Посмотрим, как они будут реагировать.


Новый кумир тех и других это и есть «натовский прихвостень» и «грязный еврей» Саркози. И все еще хуже. Большинство реакционеров даже не догадывается, что нынешний президент Франции является сторонником «позитивной дискриминации». Вопреки распространенному в консервативных кругах предрассудку это не такая уж плохая для «белой власти» идея. По национальной квоте получит образование не сын марроканца-уборщика, а тот, у кого больше возможностей. Отпрыск лавочников, вледельцев капиталистических предприятий. Да представители меньшинств будут меньше преследоваться. Значит и власть сможет всегда опереться на них. Белые не будут пользоваться преимуществами, но при этом власть будет эффективнее и национализм меньшинств сольется с национализмом большинства в симфонии государственного патриотизма. Это ведь и есть нация.


Либерально-буржуазные ценности не мешают правящему классу использовать патриотов и националистов. А патриоты и националисты отвечают им взаимностью. Даже в других странах. Вот она сила реакционных идей и буржуазный «интернационализм» националистов. Саркози может забрать голоса ультраправых. Но ведь и Ле Пен появился не на голом месте.


Ведь не Саркози сделал так, что нацфронт пришел в бедные кварталы. Это сделали «консервативные левые».Французские коммунисты не стыдились использовать патриотизм в избирательной борьбе. Их французский и паневропейский антиамериканский национализм, их культурный консерватизм и даже нападения на мигрантов, о которых с возбуждением любят рассказывать французские «новые правые» оказали услугу НацФронту. После краха СССР , а значит и альтернативы капитализму, в головах части избирателей ФКП остался только национализм. Не зря ведь многие социаологи называли избирателей ФКП в 80-90х авторитарными или консервативными левыми. Победить фашистам в этих округах было делом техники. Отвратительный патриотический маскарад на последних президентских выборах от соцпартии тоже запомнится. Левые начали демонстрировать уважение к государственным символам. Демонстративное обожание флага и гимна выглядели забавно и немного отталкивающе. Теперь им не очень то удобнопротестовать против патриотического угара. Сами ведь в таком участвовали.


Выводы


Величие нации, любовь к Родине – это собственность правящего класса. Иногда они дают побаловаться этими цацками разным фрикам, но когда им нужно они очень быстро возвращают их себе. С помощью патриотизма и национализма власть правит. Они знают ценность отсутствия предубеждений. У элит их нет. Предрассудки они оставляют для черни. Респектабельные буржуа и бюрократия пользуются реакционными настроениями пещерных патриотов.


Патриотизм ВСЕГДА ксенофобен. Он не является крайним выражением расизма, но доля ненависти к чужакам в «любви к Родине» есть. В зависимости от обстоятельств патриотизм становится то благостным, то грубым и истеричным. Социалистам, коммунистам, анархистам, просто «продвинутым макюзерам» (есть и такая политическая самоидентификация) играть с патриотизмом не стоит. Патриотизм однозначно имеет больше оснований называться извращением, чем гомосексуализм. Последний не предполагает обязательного признания насилия и оправдания убийства, в отличие от патриотизма. И стыдится патриотизма оснований больше, чем «нетрадиционной ориентации», но это если мыслить здраво. Впрочем «здравомыслие» и неистовая «любовь к Родине» сочетаются слабо.

по теме:

Обыск в штаб-квартире правящей партии Франции

Франция : манифестация против ксенофобии (+фото, листовки)

Французы бастуют против пенсионной реформы

Анархо-синдикалисты против высылки ромов («цыган»)

Програш Саркозі та перемога лівих у Франції

Франція голосує вдруге


http://livasprava.info/content/view/2358/1/

Комментариев нет:

Отправить комментарий